Трахаються з старими дидами дити


И еще я нуждался в полноценном общении, я не хочу обидеть наших ребят, но мой призыв был забит и общался я только с Санькой Поднебесниковым, которого скоро сделали каптерщиком и сняли уже после моего уезда. Бревна мы таскаем из вагона, который стоит метров за от ворот учебного сбора. Правду сказать, она спросит у командира части, он ей объяснит, что это ерунда и спросит, откуда она это узнала, и ничего не изменится.

Били ли вам солдатской пряжкой по голому заду? Они начинают пинать меня в грудь с размаха ногами. Вначале кажется безобидным, потом понимаю, что залетел.

Они с Мишкой друзья. Периодически приходят деды, немного издеваются, чуть-чуть стебутся, а в основном травят базары об армии. У духа сапоги начищены, пряжка надраена и заводского изгиба, как и кокарда, крючок застегнут, ремень над хлястиком.

Ехать он не хотел, и мне было жалко, что он уезжает. В груди боязливое ожидание — я иду в армию. По ее окончании ты становишься дембелем и ждешь окончания срока службы.

Трахаються з старими дидами дити

Были люди вроде майора Землева, который солдата, как личность, по-видимому, не воспринимал, и орал на нас постоянно из-за какой-то фигни. Есть и порядочные люди, есть и дураки, и подлецов хватает. Попытки не есть апельсины.

Трахаються з старими дидами дити

Оказывается, завтра я еду с ним и Васькой в Архангельск, мы везем какие-то планы и схемы. Глава последняя, она же заключительная; Словарь. Они в большинстве из Москвы, успели тут прижиться и, наверное, сыграли тот психологический фактор первой ломки.

И когда руки у них устали, они отвязали меня. Увидел автозечки, ребят. Значков нет.

Видно, что с Серегой он не в ладах. Он подходит к столу, пристально смотрит на меня и говорит: О Боге, о доармейской жизни, о том, как он начинал служить и как их гоняли, о штабе, о книгах, обо всем. Нам отдают автоматы.

Нас выстраивают, разводят по взводам. Каждому свой номер, я от волнения его тут же забываю.

То, чего и не забывал. Тех, кто будет служить в 1 батальоне. В армии я получил жесткий условный рефлекс, который выражался в том, что, встречая на улице солдата, я вначале кидал взгляд на ремень, его пряжку, крючок, шапку, сапоги, и дополняло всю картину выражение лица.

Я очень долго пытался объяснить, почему все-таки духов бить нельзя, то есть людей, и кое-что получилось. Я так удивлен силой этой боли, что забываю закричать. Привожу ребятам кассеты, книги. В этом я не принимал участие ни разу. Чтение стихов и пение песен.

Прекрасная и юная половина человечества — не писать письма вашей защите и обороне, особенно в начале службы, — преступление! Бушлаты, рукавицы, шапки, сапоги, все-все.

Долго едем. Мама немножко всплакнула, папа волнуется, но виду не подает. Стоит солдат на вышке.

Я чуть не схожу с ума от радости. Оказывается, большинство из нас просто не разбираются в званиях.

Офицеры с пристрастием выспрашивают у меня про все женские общаги в городе, я по возможности отвечаю. Я одеваю, они сразу сбиваются в комок в конце сапога и появляются первые мои мозоли. Во всех войсках эта система разная, но в принципе похожая.

Потом уже я узнал, почему эти наши почти ровесники были столь воинственно настроены, это были молодые сержанты, недавно вышедшие из учебки, где они умирали на пробежках, строевых и физ.

И так я уже не знал, куда идти, к кому обратиться, я не мог так больше жить, и решил направиться к вам, в дивизию, за помощью, ведь я, как и многие ребята, хочу спокойно дослужить и вернуться домой здоровым нормальным человеком. Обычно их задерживает вышкарь, либо их догоняют в лесу.

Мы говорим об единоборствах, Саня Поднебесников рассказывает о своей рукопашке, Витька — боксер и тут же боксером объявляется Серега Чебыкин, в чем я немедленно начинаю сомневаться, глядя на его впалую грудь и тощие плечи. Он производит впечатление думающего человека.

Я киваю.

В этот вечер мы долго сидим у него и за чаем рассуждаем за жизнь. Лучше бы не приезжали. Работа тяжелая, но зато усыпаешь после нее как убитый. Солдатская почта с посыльным, в письме, по телефону да и сам офицер-сопровождающий шепнет донесет за тобой шлейф мрачной славы.

Наконец заходим в казармы. Ночью они бухают, а в Там и другие писаря, из всех частей дивизии. Сейчас с солдат срочной службы эти функции сняты и эти функции переходят к УВД. И что-то я там ей врал и придумывал, не помню.

Еще 2-е Васькиного призыва. Вид у меня, наверное, жалкий, и он говорит Мишке, чтобы тот отстал.



Сексуальни мамаши
Секс между грудей и орал
Польское кино секс миссия или новые амазонка смотреть онлайн
Подглядывание под столом порно
Мама пригласила парня домой заняться сексом
Читать далее...